медицинские учреждения

Предотвращение неправильной интерпретации медицинских фактов

В обоих приведенных выше примерах сообщения для общественности (а именно, для всех, кто не читал фактические статьи в мельчайших подробностях), а также призывы к политикам слабо связаны с фактическими результатами исследования — как это происходит, и как мы можем предотвратить это снова (и снова)?

Путь от результатов исследований до заголовков в СМИ часто является извилистым, чреватым различными опасностями [9]; тем не менее, в двух случаях, представленных выше, можно вернуться по пути принятия решений. Журналисты были первоначально предупреждены об этих двух историях пресс-релизами. Пресс-релиз исследования риска алкоголя включал подзаголовок «Авторы предполагают, что безопасного уровня алкоголя не существует» [5], на котором пресса решила сосредоточиться. В пресс-релизе исследования адреналина говорилось, что «использование адреналина при остановке сердца приводит к тому, что менее 1% людей покидают больницу живыми, но почти вдвое увеличивает риск серьезных повреждений мозга у выживших» [10], а журналисты предпочитают буквально воспроизводить пресс-релиз. Следовательно, должны ли сотрудники пресс-службы быть привлечены к ответственности? Они неправильно истолковали цифры, чтобы «раскрутить» историю? Нет, в пресс-релизах фактически приводятся стенографические данные исследователей с собственными интерпретациями авторов приведенных цифр.

Эти два примера иллюстрируют, казалось бы, продолжающуюся тенденцию, когда репортажи журналистов довольно точно воспроизводятся из пресс-релизов, которые им предоставляются, а сотрудники пресс-службы прилагают все усилия, чтобы четко и точно представлять взгляды своих авторов. Таким образом, большая часть ответственности лежит на самих исследователях, возможно, испытывающих давление, чтобы максимизировать «публикуемость» исследований.

Как говорится в Универсальном этическом кодексе правительства Великобритании для ученых [11], ответственное общение является одной из трех ключевых обязанностей в научных исследованиях по уважительной причине. В 1995 году исследование, показавшее, что противозачаточные таблетки третьего поколения удвоили риск венозного тромбоза, вызвало драматические заголовки в Великобритании и, как считается, привело к 10000 абортов (плюс 10000 родов), связанных с прекращением приема таблеток женщинами [12]. Исследования тромбоэмболических эффектов таблеток действительно показали потенциальное двукратное увеличение риска, однако абсолютные риски изменились с 1 на 7000 до 2 на 7000 [13] — если бы эти цифры были предоставлены, то вряд ли «испуг» последовало бы. Хотя этот пример может быть самым известным, это не единственный случай, когда плохая коммуникация исследований привела к реальным серьезным последствиям.

Профессионалы СМИ проводят каждый день, оценивая последствия своих слов, и большинство журналистов здравоохранения очень серьезно относятся к этой ответственности. И наоборот, исследователи, работающие над длинными и сложными проектами, могут не привыкать к рассмотрению таких потенциальных результатов. Тем не менее, журналы, пресс-службы, Научный медиацентр, Академия медицинских наук и многие ответственные исследователи разработали руководящие принципы для точного информирования о рисках.

В конечном счете, каждый исследователь и редактор журнала должны учитывать более широкий эффект от того, что они публикуют, и публиковать данные, соответствующие полученным результатам.

Выводы

Все те, кто участвует в процессе исследований, публикаций и рекламы, играют роль в обеспечении четкого представления рисков, определении их масштабов в перспективе, без преувеличения их важности и сообщении об их неопределенности. Поэтому мы рекомендуем, чтобы (а) авторы имели возможность обосновать утверждения, сделанные в их статьях, и должны тесно сотрудничать с пресс-службами в обеспечении точных пресс-релизов; (б) журналы и рецензенты применяют руководящие принципы и смягчают, а не поощряют преувеличенные заявления авторов; (c) сотрудники пресс-службы обеспечивают включение абсолютных рисков в пресс-релизы и то, что выводы не могут быть легко неверно истолкованы; и (d) журналисты требуют, чтобы исследователи оценивали их исследовательские требования.

Использованные источники

  1. Gabbatiss No safe level of alcohol consumption, major study concludes. Independent. 2018. Available from: independent.co.uk/news/ health/alcohol-drinking-no-safe-level-health-heart-disease-cancer-study- a8505181.html. [cited 2018 Oct 9]
  2. Paddock The “safest level of drinking is none,” says alcohol study. Med News Today. 2018; Available from: medicalnewstoday.com/ articles/322874.php. [cited 2018 Oct 9].
  3. GBD 2016 Alcohol Alcohol use and burden for 195 countries and territories, 1990–2016: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2016. Lancet. 2018;6736(18):1–21.
  4. Articles systematic reviews and meta-analyses in the Lancet: formatting guidelines. Lancet. 2009:1–4. download.thelancet. com/pb/assets/raw/Lancet/authors/metaguidelines.pdf.
  5. The The Lancet: Alcohol is associated with 2.8 million deaths each year worldwide. Press release. Available from: eurekalert.org/ pub_releases/2018-08/tl-tla082218.php. [cited 2018 Oct 9]
  6. Bodkin Cardiac arrest resuscitation drug has needlessly brain-damaged thousands. Telegraph. 2018. Available from: telegraph.co.uk/ science/2018/07/18/cardiac-arrest-resuscitation-drug-has-needlessly-brain- damaged/. [cited 2018 Oct 9]
  7. Lay Adrenaline “doubles risk of brain damage” Times 2018. Available from:  thetimes.co.uk/article/adrenaline-doubles-risk-of-brain- damage-sn3xr9tkw. [cited 2018 Oct 9]
  8. Perkins GD, Ji C, Deakin CD, Quinn T, Nolan JP, Scomparin C, et al. A randomized trial of epinephrine in out-of-hospital cardiac N Engl J Med. 2018;379:711–21.
  9. Spiegelhalter D. Trust in numbers. J R Stat Soc Ser A Stat Soc. 2017;180(4): 948–
  10. University of Using adrenaline in cardiac arrests results in less than one percent more people leaving hospital alive but nearly doubles the survivors’ risk of severe brain damage. Press Release. Available from: eurekalert. org/pub_releases/2018-07/uow-uai071818.php. [cited 2018 Oct 9]
  11. Government Office for Rigour, Respect and responsibility. 2007.
  12. Furedi The public health implications of the 1995 “pill scare.”. Hum Reprod Update. 1999;5:621–6.
  13. Gigerenzer G, Gaissmaier W, Kurz-Milcke E, Schwartz LM, Woloshin Helping doctors and patients make sense of health statistics: toward an evidence-based society. Psychol Sci Public Interes. 2007;8(2):53–96.

Communicating health risks in science publications:
time for everyone to take responsibility

Alexandra L. J. Freeman, David J. Spiegelhalter

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Яндекс.Метрика


Рейтинг@Mail.ru

Март 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031